Это так странно — кто-то рад внезапно меня встретить настолько, что импульсивно порывается обнимать с широченной улыбкой и зависает в этом положении, прижав меня к себе. Мы не виделись года четыре или немного меньше, но, в общем-то, связывает нас не так много.

— Вы, наверное, с самой школы не виделись? — спрашивает нас Соловей, и мы смотрим на неё, потом друг на друга и улыбаемся: она не знает, что виделись, и в его глазах хитрая, задорная и предостерегающая "только-ничего-не-говори-ей" искра. Это о том его выступлении в ВайбРуме. Вернее, о том, что стряслось в вечер выступления, хотя следующая за этим ночь была для меня гораздо более... запоминающейся. Скажем так. Во взгляде его друга С, который был с ним и сегодня, и в его попытке избежать внятного "привет" всё ещё живёт наше общее воспоминание о том, как мы стоим в полутьме коридора маленькой квартирки (свет из кухни слабел из-за вышибленной и болтающейся на одной петле двери в ванную), оба в куртках, старательно пепелим взглядом пустоту и размытый из-за смещения фокуса вовнутрь линолеум и чуть сильнее вжимаем головы в плечи после каждого нового звука удара. Или он, видя меня, вспоминает, как мы вдвоём пытались уместиться на узкой-узкой кровати, согреться и выспаться за два часа, потому что выбора не было: или так, или в комнате, где невыносимо воняло кошачьей мочой. Хотя последнее удалено от первого и от настоящего во времени — оно ближе к выпускному. "Нас четверо в этом мире, и между нами такая вот свя-я-а-азь". Четверо — потому что есть ещё Д. А если брать во внимание и причину нескольких наших общих историй, подробности которых мы храним в тех уголках памяти, куда нельзя не выпив изрядно, то нас и вовсе шестеро: ещё Ж и З.

Ранним утром после той ночи, где мы с С в квартирке, я сидела в Маке на Ленина, невидяще уставившись на самый гадкий на свете бургер и вцепившись в стаканчик с кофе, и пыталась понять, почему всё вокруг такое сюрреалистическое, яркое, неотвратимое и впивающееся тысячами раскалённых, острых, огромных игл в каждый миллиметр и тела, и души. Я чувствовала то же и пыталась понять то же ещё несколько раз в своей жизни, возможно, слишком много раз для того, чтобы теперь быть по-настоящему счастливым человеком.

Те истории, которые приключались со мной и которые я не рассказываю, могли бы быть упоротыми историями из книг Паланика, Берроуза или Керуака, но не стали. Фантасмагоричные, дурные и ненастоящие — вот они какие. Те, кто их всё-таки слышал, обычно восклицали: "Бля, Ань! Ну ты жесть, вечно ты!.. Что за жизнь-то у тебя вообще такая?". Возможно, поэтому я не пишу рассказы о чём-то нереальном или странном: если мы возьмём, что писательство — этакая форма компенсации и пути к равновесию внутреннего и происходящего. Я хочу писать о мире, где нет агрессии, злобы, ох*ительных приключений, после которых ничего не можешь, кроме как втыкать в пустоту и ощущать иглы, волны и оглушающую тишину, как в глазу бури. Хочу писать о мире, где люди просто любят друг друга (и любят думать и созидать), не создавая концепций в стиле "кто не с нами, тот под нами", где люди не костенеют в своих взглядах и настроениях, а всегда открыты новому и готовы слушать и принимать.

— Что ты скажешь, если весь мир будет тебя слушать?
— Да любите друг друга.
(цэ)

Да это и не истории вовсе — сказки. Сказка о том, как я приехала в Уфу на колымаге, и шёл дождь, и моя сумасшедшая надежда была, под непонимание дедушки-ремесленника, съедена посреди ночи Цербером или калечным Симарглом, а я, в свою очередь, была съедена оголтелым авто, пережёвана и выплюнута у железнодорожного. Сказка о том, как закончилась Вселенная, а мы, незадолго до её конца, ждали фуру с водопоя, катая по потресканному асфальту палочками жухлые листья, борясь со сном и холодом чувством близости озера Мичиган и пролетающего над горой орла. Сказка о том, как страшно за спиной Железного Феликса и рядом со Смольным собором. Сказка о тёмном колдуне, поившим меня травяными сборами от боли в желудке и говорившим, что в Атлантиде я была учёной, пострадавшей в чудовищной войне. Сказка о том, что за моим правым плечом не ангел, но грустный дзанни, который всегда молчит.

Впрочем, стоит ли знать об этом?

@темы: буги дуги, потому у нас нет лица