Кажется, я могу подпевать Дыру и во сне — представим, что это метафора, и забудем, что мне на самом деле снилось, что мы пели. И что у него пальцы отросли. И что он мне мебель помогал переставлять. А я так и не сказала ему, что он давно умер.

Ночь. Мои мысли полны одной
Женщиной, чудной внутри и в профиль.
То, что творится сейчас со мной
Ниже небес, но превыше кровель.
То, что творится со мной сейчас,
Не оскорбляет Вас.

Это был спонтанный Бродский, выскочивший из памяти по мановению слова.
Ночь. Жую колечко на своей расточке, смотрю затёртую VHS-запись концерта из середины девяностых на ютубе, а по телику, который не выключаю, чтобы светил, — клипы в ядовитых цветах. Телик и мобильник — пятна света, остальное пространство поглощено тьмой, и я бы не ручалась за то, что оно вообще существует, хотя пробирающаяся в комнату предтеча рассвета вот-вот примется меня разубеждать, и всё сделается серо-синим. И всё появится — конечно, постепенно. Мне нравится наблюдать восход солнца, но я неизменно пропускаю последний его миг: только моргну — и солнце болтается на своём месте так, будто делало это всю предшествующую вечность, а ночь мне просто привиделась.

Сбитый режим говорит, что пришла пора на боковую. Слушаюсь, сэр.

@музыка: Дыр - Нибелунг (Рябиной за окном)

@темы: буги дуги, поехавший режим