Мне грустно натыкаться на непонимание, но не так грустно, как раньше, и в этом, вероятно, есть плюсы. Я люблю, когда с человеком есть потрясающее взаимопонимание и в сказках, и в шутках, и в серьёзных вещах (на самом деле это всё — сказки и шаманские песнопения), но это — из разряда "каждый пятый". И я никогда не видела, чтобы взаимопонимание вообще как-то менялось на протяжении времени: если сразу зашло, так оно и останется, если нет — всегда будет немного неловко, даже если все барьеры как будто позади. Люди никогда не становились мне ближе, чем в минуту самого первого задушевного разговора, и никогда не становились дальше, сколько бы всего между нами в итоге ни пролегало — пространство, время, другие люди. Даже та, о которой не буду, несмотря на весь ужас, испытанный нами обеими, всё ещё — мой человек.

Я мысленно возвращаюсь в прошлое и даже себе не хочу говорить, что помню всё, что в нём было: если кто спросит, я родилась старушкой, и память моя — дыра. "Колодец", — ехидно поправляет внутренний голос, но не надо про это.

Кошкам важно касаться меня во сне, и я не знаю, что это значит. Мой Пьеро протягивает мне розу, и гуашь на его глазах блестит сочувственно из-за света лампочки. У лампочки нет абажура или плафона, она просто торчит из потолка, но этой квартире всё равно идёт: она продолжает оставаться уютной, должно быть, за счёт обоев, но съезжать нужно: душа кочевника и непривычность пребывания в одном месте больше года. Скоро десять лет с тех пор, как мы уехали из Октябрьского, и с тех пор, как я не помню, что такое чувство дома и чувство, что не нужно "сидеть на чемоданах". Мы живём на Сортяге полтора года, мои вещи всё ещё в коробках, покупка стола сопровождалась паникой из разряда "я ещё не готова остепениться!1 стол — это значит, что мы осели, это признак БЫТА, о нет!", я хоть сейчас могу переехать, я отчасти всегда ожидаю звонка от хозяев и вести о том, что они продали квартиру, и нам нужно убраться отсюда за неделю: такое уже было, и мы справились, несмотря на чугунную кровать и давно слёгшую ба. Мы вообще всегда справлялись. И сейчас справляемся. И всё Б.Х. (Где-то — про то знать не велено...)

Шифрую здесь свою любовь к самому тёплому солнцу на свете. Мог бы и дожить до нашей встречи, знаешь.

I've been first and last
Look at how the time goes past
But I'm all alone at last
Rolling home to you

А ещё. Вы знаете, в какой песне больше всего любви на свете? Во Friend of a Friend, которую Дейв Грол посвятил Кобейну. И это так грустно. И она одна способна объяснить суть жизни и души Курта, и я не знаю — правда! — сколько всего светлого и большого нужно испытывать к идиоту человеку, чтобы написать что-то подобное. У Дейва безмерное сердце. А ещё его Walk каждый раз спасает.

I'm learning to walk again
Can't you see I've waited long enough

I'm learning to talk again
I believe I've waited long enough

@музыка: FF - Walk

@темы: человек-конструктивист, размышь, буги дуги, музыка