Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:02 

Viva la Danny!
Art changes people and people change the world
проходящий период, я бы, наверное, мог назвать самым непостоянным за последние несколько лет... и мне кажется, что я всё-таки воссоединяюсь с собой. я чувствую витающие в воздухе ниточки, возвращающие/отправляющие меня туда, что можно было бы назвать моим. и всё равно я узнаю себя среди дорог вдоль скалистых местностей, равнин и долин. я всё равно узнаю себя среди скал и пустынь, стоя на возвышенности и делая все эти прекрасные фото. узнаю себя в бесконечных километрах мчащих дорог. вновь и вновь я осознаю себя на аллеях и в парках, когда пишу в новых подаренных записных книжках. вновь и вновь мир встает на место в моей голове, когда я слышу мою музыку. и её не описать так просто. меня не покидает чувство, что всё куда-то движется, что это всеобъемлюще, и не один я терял и искал контакт с собой и миром. мне кажется, возвращаются, или даже, скорее, отчетливо вырисовываются среди других те самые настоящие внутренние ценности. другое, отличное от того, что было выдвинуто социумом и приглушило внутренний голос. приятно слышать себя сквозь тот информационный шум и гам, который до этого так сильно меня окружал. я наконец понял, в чем дело. информационный шум глушит свой собственный голос и так сложно от того было услышать самого себя, настоящего, с ценностями, желаниями, мечтами и идеями. что и вызвало внутренний конфликт и необъяснимую ненависть к медиа ресурсам. хочется оставить здесь что-то важное, но мне кажется, это и так чувствуется. впрочем, you always know the answer inside.

@темы: Мимолетные дни, Размышления, Самокопание и рефлексия

00:55 

lock Доступ к записи ограничен

Кэналлийский Воронёнок
"Паук великолепно проводил время. Он никогда не работал в офисе. Он вообще никогда не работал" (с) Нил Гейман, "Дети Ананси"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:36 

Бесконечные попытки уснуть

Viva la Danny!
Art changes people and people change the world


Душит французкий парфюм. Я просыпаюсь. Просыпаюсь в дождливом Монако. Засыпаю в ненастном Питере. И туманный Лондон для меня ничего не значит. Рябью серых полос перед моими глазами пробегают случившиеся и неслучившиеся эпизоды.
Я рисую на запотевшем от тепла окне забытые слова на английском. Мой второй родной язык. So bored? Теперь, наверное, иногда. Я готов постоянно крутить на пальце мысль о том, что жизнь необъятна и полна возможностей. И это просто прекрасно. В гостиной витает холодный воздух конца апрельских дней. Где-то слышны звуки машин, а небо завевается прядками тумана. Вечер. Привет? Трезвонит клиент почты из моего мессенджера. Соскучился? Чего не пишешь? И действительно, чего? Способность моя писать директивом людям в личку сдохла с течением времени. Не интересно. Не интересно писать мысли. Ты их всё равно сожрёшь и не выдашь ответа. Да, ты. Реализация способности ответить километражным сообщением на километражное сообщение сродни геройскому подвигу. И куда уходим, такие как мы, такие как я и как ты? Потребительская ли ты личность? Другой человек? Время изменило тебя? Если где-то и есть ответ на мои вопросы, то он между строк. Подумай, как я думаю. Может быть, ты уловишь течение. Я и не умел думать никогда. Я витал между образов, что мы передаем друг другу. Мелькает твоя душа, которую я знал когда-то больше, чем вечность. Открываются глаза, расширяются зрачки. И ничего теперь нас не интересует совсем.

Я хватаю свою сумку с вещами. Куда? Туда, где остались красные, словно от помады, уже выцветающие, надписи на вымощенных камнем дорожках вдоль маяков. Они же омываются морем на его стенах. Как тебе удалось?... да и тебе ли? Я люблю задавать риторические вопросы
. И тебе в особенности. Я помню эту запутанную игру, правила которой нашел в забытой часовне. Я про ту, что ласково зовётся часовщиками мастерской и домом. И про ту, где происходят необычные вещи. Ветер снова бьёт в стёкла окон: машин и автобусов, поездов и самолётов - ничто не способно его унять в моей погоне за тайнами. Вновь сквозь густую завесу тумана маяк освещает мне путь. Я знаю и помню: следуй за светом. Мощные прибрежные волны разбиваются о скалистые стены, а тучные пасмурные облака, уже как обычно, не сулят ничего хорошего. Швеция? Чехия? Канада? Список стран теряется в моём исчерканном ручкой блокноте. И какой теперь город? Может, в деревню? По крупицам собирается история: которой не было и не будет.

Я вновь рисую символы в книжках по криптографии. Пусть кто-нибудь задумается. Пусть кто-нибудь поищет... Ну, что насчёт тебя? Я знаю, ты крутишь те же мысли на кончиках своих развевающихся в шторме волос. И как тебя угораздило? Кто отыщет девчонку внутри урагана? Кто отыщет ту, что путешествует по дну ледников? И это не я со своими дождями. Это ты со своей сумасшедшею жизнью. Со своим ярким слепящим солнцем и своими чащами леса. Осенью... осенью? Я повторяюсь; соскучилась? Чего же не пишешь? И действительно, чего? Моя способность встречаться лично с людьми и болтать с ними до края не исчезнет и вовсе - её не стёрёт ни время, ни люди, ни мысли, и далее, полно. Кто я такой? - вопрос с миллионом ответов. Кто ты? - вопрос не менее сложный. Так что же ты пишешь в воде на берегах океанов? И что же ты слышишь в тихом шелесте листьев? Как отзывается эхом музыка от забытых, забитых и старых пластинок? И если я знаю ответы, то они, конечно же, будут. Ну а ты, конечно же, их да найдешь.
А если просыпаться, то, конечно же, дома. В Монако, завязавшем с дождями. Раскрывать шторы редкому позеленевшему майскому Питеру. И Лондон не тревожит больше туманом. И рядом со мной, уже никто никогда не будет душить меня запахом
этих несуществующих французских духов.



@темы: доработанные черновики, Моё творчество

23:00 

Еще немного о моих основных историях

Бродячий сон
И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
В общем то, я просто хочу в очередной раз сказать, что это слишком важно, чтобы рассказывать об этом всем, кто не желает слушать, но при этом оно достаточно важно, чтобы желание отправлять это куда-то было крайне сильно, так что скидываю все это сюда. На самом деле этот момент был придуман давно, но он существовал как факт, и только вот недавно я абсолютно спонтанно прониклась им, так что постепенно эти ребята начинают появляться в тексте. Совершенно небольшая зарисовочка, на самом деле, но и она важна.
______________________________


Белые полупрозрачные занавески слегка колышутся от легких дуновений ветра, проникающего из приоткрытого окна. Легкая прохлада не мешает никому в этой застывшей во времени комнате. Тишина, готовая в любой момент превратиться в густую или звенящую, кажется сейчас совершенно пустой и бесцветной, как и растворившиеся в мыслях белоснежные стены. Пустота окутала комнату.
– Что будет… потом? – вливается в тишину уставший голос темноволосого парня со впалыми глазами. Он поднимает взгляд на своего ночного гостя. Казалось, после всех долгих жизней ему положено было устать от страха и смерти, но он боялся. Впервые Кай не знал, что будет дальше, впервые не жаждал услышать ответ на собственный вопрос.
– Потом, ¬– ночной гость, примостившийся у подножия больничной кровати, оборвал себя, – Потом не будет ничего.
Конечно, он не знает. В этот раз никто не может знать, что ждет их там, откуда не возвращаются. Лишь одно они могут сказать точно: эта жизнь будет последней, этот мир не повторится и не будет создан новый. Другого шанса не будет ни у кого. И никто из ныне живущих не возродится более.
– Ничего, – машинально повторил Кай. Его успокаивала эта мысль. Все кончится. Не будет сражений и обещанной расплаты. Останется лишь бесконечная пустая тишина, заливающая своим светом белые стены стерильной палаты.
– Да. Тот, кто все это время был нашим богом, покинул нас. Теперь нам остается лишь исчезнуть, – медленно произнес Абель. Кай прекрасно это знал, он видел, как мир посерел и смешал свои краски с исчезновением той, кто создал эту жизнь, но слова друга успокаивали его. Исчезнуть. Приятное слово «исчезнуть». Хотя он хотел бы провести еще жизнь – другую за игрой в шахматы со своим другом. Но, кажется, уже не выйдет
– Хорошо… – Кай в последний раз улыбнулся и позволил себе прикрыть глаза. Комната все больше тонула в легкой пустоте, отделяющей от него пронзительный взгляд красных глаз Абеля. Невесомая пустота качала его над этим мягким белым светом, словно он был легче облаков и неба. Вскоре неощутимыми волнами тишина унесла последний взгляд, остававшийся в этом мире. И не стало ничего.
Легкие занавески слегка колышутся от еле заметных дуновений ветра. На фоне белых стен комнаты темным пятном выделяется большое залитое дождем окно. Если приглядеться, за стеклом можно увидеть пустующий ночной город. Фонари тускло горят рыжеватым светом, светофоры остановились на состоянии раздумья, в редких окнах еще мерцает свет ночников и детских светильников. Но все тусклые городские огни без труда скрывает дождь, обильно проливаемый небом на бывшие пыльными когда-то асфальтные дороги и бетонные дома.
Снег, сопровождавший всегда их встречу, растаял. И пролился дождем, оплакивая последнее прощание.


@музыка: Игорь Корнелюк – Казнь

@темы: иная реальность

03:57 

Бродячий сон
И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Нашла одну давнюю вещицу, неожиданно осознав, что она мне нравится, так что пусть побудет тут, не хочу ее снова терять. (Нет, я не так рано вставаю, я так поздно ложусь :D)

Когда над городом весит
Сияющая ночь,
Когда никто уж не спешит,
А птицы летят прочь.
Летят куда-то в небеса,
Туда, где ветер с морем.
Где верят люди в чудеса,
А мир царит безмолвием,
Где солнце светит в октябре,
Цветут деревья в марте,
Мир люди дарят не себе,
И все живет на старте.
А у деревьев нет оград,
Собакам люди рады,
И кошек видеть все хотят
Для сердца жизнь - услада.
Всегда тепло там, хорошо,
Туда слетают птицы,
Когда над городом давно
Улыбкой месяц взвился.
Когда над городом звезда,
В последний раз мигая,
Летит, прощаясь, в никуда,
О будущем не зная,
Тогда прохлада лунных рук,
На плечи мне спускаясь,
Зовет на звездно-тихий звук.
Я с городом прощаюсь.


@темы: иная реальность, древности

12:04 

Единственная книга

Бродячий сон
И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Нашла еще немного рассказиков, этот вот датирован 25 сентября 2013 года, давно я его писала. Насколько помню, это было задание по литературе, мне надо было написать об особенной книге, если я не ошибаюсь, и это задание хорошенько так меня вдохновило :D
______________________________

Тот день выдался просто замечательным: встал с той ноги, удачно устроился на работу и не менее удачно отработал первый день. Работа была интересной, не все могли попасть туда. Редакция трав всегда считалась чем-то элитным. Конечно, до создания деревьев и экспериментального цеха нам далеко. Зато я смог увидеть человека из цеха, их же не выпускают за пределы Городка Жизни. Он был очень интересным на вид, как трава. В том смысле, что у него были только телефон, наушники, но ничего встроенного! Даже младенцев без чипов здоровья и взросления не выносят на свет, а у него и их не было - я проверил с помощью функций зрения. Наверное, они в экспериментальном цехе и информацию не получают. Невольно я подумал, что люди там очень глупы. Ведь многие вычисления, самые стандартные операции и мысли создаются чипами, а все наши знания получены через встроенную сеть. Но думать так нельзя, именно на этих людях держится Городок Жизни. А без него и мир был бы разрушен! Иногда мне кажется, что управлять современным миром можно, подавшись в экспериментальный отдел... Но людей для него выращивают специально, я со всеми своими программами и протезами не гожусь для цеха. К тому же, говорят, люди оттуда редко доживают и до сотни лет. Мне 429 – не так уж и много, но в цех не пустят.

Наверное, из-за того, что предыдущая моя работа не отличалась оригинальностью, я и был сегодня такой веселый. Ну, что это – собирать чипы? Половина страны, если не больше, собирает чипы и протезы. Некоторые создают машины отстраненного действия, другие чипы и протезы встраивают – тут все зависит от того, какую программу загрузишь. А, вот, трава – вещь интересная. Видел я ее только в детстве, когда родители водили меня в Городок Жизни. За ней можно было наблюдать через стекло контейнеров при входе. Конечно, дальше входа никого не пропускали – в основной части и сейчас проводится вся работа. А на праздники вывозили в большом аквариуме красивое дерево. Считается, каждый, кто увидит траву, будет счастлив, а дерево поможет исполнить любую мечту. Иногда, если повезет, можно было встретить экспериментального человека, одного из тех, что ходят совсем без чипов. Многие верят, по сей день, что каждое слово этих людей двусмысленно и если они не предвидят судьбу, то решают, что хорошо, а что плохо. Мне нравились эти походы, но потом родители уехали, оставив мне программы и свои ссылки. Я устроился собирать протезы, потом меня повысили до собирания чипов. За все это время я только два раза собрался пойти в Городок Жизни. Никак руки не доходили. И вот, я тут работаю! Возможно, сыграла роль хорошая репутация еще с первых моих походов в Городок.



Сегодня особенный день в моей жизни! Я первый раз заговорил с экспериментальным человеком! Звали его Восемьсот Девяносто Третий, или просто ВДТ. Экспериментальным людям с самого основания Городка Жизни запрещалось иметь имена.

- Зачем ты сюда пришел? – буркнул ВДТ. Не знаю, что бы это значило. Неужели я не достоин того, чтобы заниматься травой?

- Я... Я просто, - ответить было сложно, а он ждал. А, правда, зачем я пришел? Я пришел потому, что мне наскучила прежняя работа? Нет, должно быть что-то больше. Хотя, 400 лет подряд заниматься одним и тем же – может достать. Но нет, тут наверняка дело в чем-то большем! Судьба, предназначение?

- Я хотел заниматься тем, что мне бы нравилось, - наверное, самый лучший ответ в сложившейся ситуации...

- И тебе нравится выращивать деревья, траву? – так не удобно не иметь возможности считать информацию с чипа...

- Траву... Да, я всегда ходил сюда в детстве. И она мне нравилась... - я боялся показаться слишком навязчивым, но восхищение этим местом било через край. Это очень странно. Он посмотрел на меня пристальным взглядом и предложил:

- Присядем?

Так мы и разговорились. По началу говорить было трудно, еще год назад я и надеяться не мог на счастье поговорить с экспериментальным человеком! Но вскоре разговор стал проще. Помимо первоначальной темы работы мы успели обсудить еще многое. Я рассказал ему последние новости, полученные из Интернета, ВДТ очень внимательно меня выслушал. Видимо, новостей он, правда, не принимал. Тогда я в первый раз подумал, что если бы все люди получали информацию через разговор, жить стало бы интереснее.

На прощание он дал мне свой номер телефона и пообещал быть завтра на этом месте, чтобы поговорить снова. Этим же вечером я встроил себе телефон. И долго промучился с вопросом, можно ли позвонить? Так и не позвонил.

Я ничуть не удивлюсь, если все это окажется сном.



- У тебя были дела? – с этого начался наш разговор на следующий день. ВДТ смотрел на меня своим пристальным взглядом, пытаясь что-то понять во мне, - Вчера.

- Нет, не особенно, - я растерялся, к чему был этот вопрос?

- У тебя нет телефона? – все тот же взгляд.

- Есть... Я вчера его подключил!

- Тогда, ты не хотел мне звонить?

- Хотел! Но... Вдруг нельзя?

Пристальность во взгляде ВДТ поутихла, и он буквально плюхнулся на скамейку, стоящую рядом.

- Можно, только осторожно, - уже улыбнулся он, - нам нельзя контактировать с миром.

Оказалось, даже его длительное общение с одним и тем же носителем чипов запрещено. «Экспериментальные люди не должны привязываться к электронике» - так объяснялось это правило. Они не должны зависеть от чего-то неживого. В противном случае их ждет наказание, а того, с кем они общались – смерть. Были случаи, когда экспериментальных людей даже изгоняли за это из Городка Жизни. Но ВДТ не хотел провести остаток жизни в скучном скитании по Городку, это я понял из его слов. Тогда и я решил, что лучше 50 лет провести так, что иногда будут возникать сомнения, не сон ли это, чем прожить еще 1000 лет, собирая чипы. К тому же, 430 – не так уж и мало для продолжительности жизни.



Еще несколько раз мы встречались на этом самом месте и беседовали на совершенно разные темы. После решили найти более укромный, безопасный уголок. Я часто рассказывал новости, а ВДТ делился своим мнением на этот счет. Многое в этом мире ему не нравилось, на что мне оставалось только пожимать плечами, мол, «какой уж есть этот мир». А как-то раз ВДТ попросил меня придумать ему имя. «Такое, чтобы как настоящее, как у людей было!» Конечно, это запрещено, но запреты, как я уже давно успел понять, на этого человека не действовали. Вариантов было много, мы остановились на имени «Артур». Король из древнейшей мифологии, что я скачал когда-то. Звучит.

Так и шло время.



Вскоре меня повысили. Теперь работал непосредственно с травой, я был в восторге! Поделившись радостью с Артуром, был счастлив полностью. И шикарности этому дню добавило то, что показал тогда мне друг. Это место находилось в центре всего Городка, и допускались туда только экспериментальные люди. Я, конечно, отключил все чипы, но вероятность обнаружения была слишком велика. Без чипов мне становилось плохо, неавтоматизированный организм столько не живет, и мы попытались поскорее добраться.

Местом этим была круглая поляна, метров пять в диаметре, засеянная травой. Такого я не видел никогда! Поляна была окружена куполом и трава росла сама собой. От вида этого чуда я был шокирован, не поверил, испугался, и только потом начал радоваться. В этом месте все, что могло помешать спокойствию, будто исчезало: недомогание, незаконность наших действий – все! Это было прекрасно. Артур прошелся по траве, раскинув руки, как бы показывая, каким прекрасным может быть мир, и улегся на травяной ковер. Сложно было привыкнуть, что к траве можно так запросто прикасаться, гладить ее, даже по ней ходить... Это было так не реально, в самом лучшем сне не привидится!

Какое-то время, лежа на мягкой траве, мы разговаривали обо всем, как и обычно, потом он стал рассказывать истории. И самая главная легенда гласила, что раньше, совсем давно, когда еще все люди выглядели, как экспериментальные, а Городок Жизни не существовал, был иной способ записи информации. У людей были графические символы, каждый из которых обозначал определенный звук – они назывались буквами. Буквы совмещали для получения слов, а слова, как и в разговоре, соединяли для получения предложений и целых текстов. Все это печаталось на тонких листах – бумаге, листы склеивались вместе и защищались толстым картоном. Все вместе это называлось книгой. Именно от этого и пошло название Книжной Пустыни. Говорят, первый экспериментальный человек - последний, кому не вживили ни одного чипа, оставил после себя такую книгу где-то далеко за пустыней, где он жил. Первый так много рассказывал про книгу, что пустыню назвали Книжной. Вскоре понятие «книги» ушло из человеческой речи, истории и жизни, но название пустыни сохранилось. Красивая легенда.



Еще два раза нам удалось попасть на полянку, на третий же пришлось бежать. Все-таки, запретные вылазки не остались не замеченными, как и разговоры. «Боюсь, и казнить меня мало» проскользнуло в голове, когда я убегал как можно дальше. Конечно, ни шло и речи о том, чтобы вернуться в страну, мне повезло остаться в живых. Очень повезло.

Вскоре пришло сообщение с предельно коротким текстом: «книга». Означать оно могло только одно. Артура изгоняют, и встретиться мы должны будем в той самой Книжной Пустыне. Но где? Пустыня велика, огромна, необъята! Был только один вариант – у книги. Той, что когда-то оставил Первый. Сбежав и получив сообщение, я отключил почти все чипы, оставил только жизненно важные. И отправился на поиски.



Пустыня оправдывала свое название. Пусто там было, как нигде. Разве что, изредка встречались отработки заводов, скелеты и камни. Вид не из лучших. Но когда поднимался ветер, собирая пыль, не было видно и этой мертвой безмолвности. Признаться честно, было страшно, очень страшно. И тоскливо. Сколько раз я хотел все бросить, включить чипы и сдаться властям! Но мне приходилось продолжать искать. Возможно, книга где-то рядом, быть может, еще чуть-чуть! Всего один день пройти и я снова почувствую на себе пристальный взгляд: «Чего это так долго?». Но не день, не два, не пара лет, казалось, не приближали меня к цели.



Мне был 451 год, когда я нашел старую хижину, в которой когда-то мог жить Первый. Хижина покосилась со временем, но не выглядела не жилой. Может, Артур уже добрался? И я был прав. Друг сильно изменился за последний десяток лет, но он был жив.

- Наконец-то, - еле слышно, видно, у него не было сил даже сказать это в полную громкость. Он был болен.

- Ты как?

- Как видишь...

- Что мне делать?? – я не знал ничего из медицины, кроме того, как вшивать чипы.

- Еда.

Чудом у меня получилось раздобыть необходимое. Он пошел на поправку. К моему величайшему счастью.



Мы снова много разговаривали. И о книге и просто, обо всем. Очень странно вспоминать, с чего все начиналось – а началась моя жизнь в 429 лет. Так странно осознавать, как беззаботно было то время, и сколько всего изменилось. Слишком много.

Книга же выглядела именно так, как я ее себе представлял: белые страницы, черные буквы. И, оказывается, Артур научился ее читать, пока ждал меня тут. «Когда мир начнет рушиться, совмести книгу с жизнью и смертью, тогда ее вечность покроет весь мир» - говорилось в ней. Эта фраза передавалась множеством разнообразнейших символов. Видно, создатель книги очень хотел донести смысл до людей будущего.

Так мы и сделали.



Восстановив силы, отправились в страну, прямиком в Городок Жизни – не в руки власти, а на поляну. Совмещать книгу с жизнью. Это было единственным возможным решением. К моему величайшему сожалению, мы не те люди, что будут доживать свои дни в покосившейся хижине, как сказал когда-то Артур о Городке.

На самом деле все происходило не очень быстро: полгода мы обдумывали план, и только тогда решились выйти из хижины. Года четыре после добирались до страны, а там уже и Городок виден.

План был предельно прост: я копирую чип другого человека, отправляю с него сигнал на одну сторону Городка, отвлекая тем самым охрану. Оставляю чип где-то в столице, ну а мы, не обладая личными сигналами, преспокойно попадаем на полянку. Не смотря на видимую простоту плана, он оказался весьма действенным. Но последняя составляющая послания заставляла задуматься.

- Я умираю, - серьезно произнес Артур после того, как я в очередной раз повторил фразу из книги.

- Не шути так!

- Выжить в пустыне для меня было чудом.

- Не говори глупостей, я вживлю тебе чип здоровья, и все недуги как...

Он только молча качал головой.

- Но почему??

- Разве, тебе никогда не казалось, что все это – вся наша история за последние тридцать лет слишком наиграна? Тебе не казалось, что жизнь – лишь предисловие к великой легенде, к тому, о чем будут писать в вернувшихся вновь книгах? Не думал, что это – судьба?

- Но «судьба» же...

- Ни что не могло закончиться иначе.

- Мы можем!..

- Иногда понимаешь, как безнадежно все твое существо.

- Если я отключу чип здоровья, то я могу! Вместо тебя...

- Это не к чему. И знаешь, не думаю, что мой организм воспримет все твои чипы.



Так все и случилось. Последние свои минуты Артур провел лежа в высокой траве, наблюдая, как плющ расползается по стенам, ломает купол, вырывается наружу, покрывает травой и цветами все вокруг... Красивое зрелище, хорошо, что именно оно стало для него последним. Поддерживая почти уже бездыханное тело, я выдавливал из себя улыбку: «Смотри, мир снова расцветает! Ты молодец, хорошо постарался, теперь все вокруг будет хорошо! У всех. Все. Будет. Хорошо...» - словно под колыбельную засыпал мой друг.

Никогда раньше я не видел смерти. И только сейчас могу сказать точно: жизнь материальна, как ни что другое. Как она потухает, покидает самую глубину глаз, где прежде играла веселыми огоньками – это невозможно не заметить. Как холодеет без нее счастливая улыбка... Невыносимо. По всем правилам трагедии я тогда должен был закричать «Нет!» или «Не умирай!», но сам факт смерти не укладывался в моей голове. Это было слишком невозможно, нет. В существование фей и эльфов я бы поверил скорее, чем в это. Ему нужна была срочная помощь. Врачи, работники городка, кто-нибудь!
Артура точно вылечат.

Обязательно спасут.



Если бы у меня был выбор между миром и другом, я бы выбрал друга. Но если выбирает друг, противиться решению не возможно.



@темы: иная реальность, древности

Под знаменем света

главная